Arms
 
развернуть
 
662660, г. Краснотуранск, ул. Ленина, д. 57
Тел.: (391-34) 2-15-42
krastur.krk@sudrf.ru
схема проезда
662660, г. Краснотуранск, ул. Ленина, д. 57Тел.: (391-34) 2-15-42krastur.krk@sudrf.ru
Полезные ссылки:






 
Европейский суд по правам человека
 

ДОКУМЕНТЫ СУДА
Приговор суда №1-23/2010 от 21.04.2010г. по уголовному делу по ч.1 ст. 111 УК РФ

                                                                                              Дело №  1 – 23/2010

 

ПРИГОВОР

Именем  Российской  Федерации

 

С. Краснотуранск                                                                                21 апреля 2010 года

 

Федеральный судья Краснотуранского районного суда Красноярского края Швайгерт А.А.

При секретарях: Г.Е. и Г.М.; 

С участием государственного обвинителя: прокурора Краснотуранского района Кайнова Ю.Г., заместителя прокурора Краснотуранского района Вишневского К.Д.;

Подсудимого: В.А.;

Защитников: адвоката Граблина В.Н., представившего удостоверение № 885 и ордер № 229 и адвоката Берняцкого М.А., представившего удостоверение № 71, ордер № 210935;

А также потерпевшего: В.А.;

Свидетелей: О.А., М.В., О.И., М.Н., Т.А., М.В., В.В., Г.А., Ф.Л., З.А., Г.А., А.Э., К.В., С.В., Э.Т., С.С., К.А., К.Н., С.Е., Р.Н., Р.С., Л.К., Л.А., В.В., Я.В.

 

        Рассмотрев в открытом судебном заседании, материалы уголовного дела в отношении: В.А. …..

 

        Обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111  УК РФ,

 

УСТАНОВИЛ:

 

                В.А. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

                 Преступление совершено в с. …., Краснотуранского района, Красноярского края, при следующих обстоятельствах:

 

04 ноября 2009 года около 19 часов в кухне домовладения,  расположенного по адресу: Краснотуранский район, с. …. В.А., М.В., О.А. и В.Ю. распивали спиртные напитки. В вышеуказанное время между В.Ю. и В.А. произошла ссора, вызванная оскорблением, высказанным В.Ю. в адрес В.А. На почве возникших неприязненных отношений к В.Ю. у В.А. возник умысел на причинение В. тяжкого вреда здоровью. Осознавая общественную опасность своих действий, и желая наступления общественно опасных последствий, действуя с этой целью, находясь в кухне домовладения по вышеуказанному адресу, В.А. реализуя с вой умысел, нанес потерпевшему (В.Ю.) один удар ногой по голове. В результате чего В.Ю. упал и ударился головой о пол. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, В.А. нанес В.Ю. еще около 13-ти ударов ногой по жизненно важному органу – голове и по телу. Своими действиями В.А. причинил В.Ю., согласно заключения судебно-медицинской экспертизы № 155/132-09 от 16.12.2009 г., телесные повреждения в виде: закрытой черепно-мозговой травмы, выразившейся левосторонней субдуральной гематомой (100 мл) на выпуклой поверхности затылочной доли левого полушария с распространением на базальную, субарахноидальными кровоизлияниями на выпуклой поверхности лобно-теменно-височно-затылочных долей обеих полушарий мозга, на миндалинах мозжечка, осложнившаяся дислокацией мозга вправо и кпереди, расстройствами крово- и лимфообращения, желобовидными вдавлениями на миндалинах мозжечка, отеком и набуханием головного мозга; переломом костей носа, ушибленной раной левой скуловой области, кровоизлияниями  в кожно-мышечные лоскуты головы лобной области слева, затылочной области слева, кровоподтеками на верхнем и нижнем веках обоих глаз, на правой щеке, на правой ушной раковине, осаднениями кожи у переднего края правой ушной раковины, в лобной области слева, в левой скуловой области с распространением до внутреннего края левой орбиты. Ссадины в проекции крыла левой подвздошной кости с распространением на брюшную стенку, кровоподтеков в проекции грудно-ключичного сочленения слева, на обоих плечах, в проекции крыла правой подвздошной кости. Закрытая черепно-мозговая травма возникла от удара затылочной области головы о твердый тупой предмет с преобладающей контактирующей поверхностью соударения,  при падении с высоты с ускорением, при этом образовалось кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут головы затылочной области слева, субдуральная гематома (100 мл.), субарахноидальные кровоизлияния в обои полушария мозга и на миндалинах мозжечка, осложнившаяся дислокацией мозга вправо и кпереди, расстройствами крово- и лимфообращения, выразившихся отеком. По аналогии с живыми лицами, такое повреждение являлось опасным для жизни в момент причинения и по этому признаку, согласно пункта 6.1.3 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» приказа МЗиСР 194н от 24.04.2008 г., относится  к категории повлекшей ТЯЖКИЙ вред здоровью человека. Остальные повреждения могли возникнуть от воздействия тупого твердого предмета (предметов) или при падении и ударе о таковой (ые), давностью причинения около 12 часов – 1 суток к моменту смерти, примерно в одно и тоже время с повреждениями головы. По аналогии с живыми лицами: перелом костей носа, ушибленная рана в левой скуловой области, в совокупности, так и каждое в отдельности, квалифицируются как ЛЕГКИЙ вред здоровью; ссадины, осаднения кожи, кровоподтеки квалифицируются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека. Смерть В.Ю. наступила в результате общего переохлаждения организма, около одних суток к моменту медицинского исследования трупа 06.11.2009 г.

               

                Подсудимый В.А. в судебном заседании виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и суду показал, что действительно 04.11.2009 г. он в доме М.В. распивал спиртные напитки. В процессе распития спиртного В.Ю. выходил из дома и опять заходил. Когда заходил, то запнулся о лежащие на полу тряпки, упал и ударился головой о печь. Какой именно частью головы он ударился, пояснить не может. Также В.Ю. стал просить у М.В. деньги. Он (В.) стал успокаивать В.Ю., но последний ответил нецензурной бранью. М. попросил его (В.) заступиться. Он (В.) зашел в зал и ударил ногой в лицо В.Ю., который сидел на диване. В.Ю. закрыл лицо руками, и он (В.) еще раз пнул ногой, попав уже по рукам. В.Ю. лег боком на пол. Он (В.) еще 2 раза пнул по спине и плечу В.Ю. Затем все решили идти к жене М.В. за деньгами. Он (В.) по просьбе М.В. взял за шею и под руку В.Ю, вытащил его на улицу и посадил на нижнюю ступеньку крыльца, думая, что В.Ю. придет в себя и уйдет домой, а он, М.В. и О.И. уехали на «драге» (самодельном автомобиле) к М.Н. за деньгами.

 

                По ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании в соответствии с ч. 1 ст. 276 УПК РФ были оглашены показания подсудимого В.А., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого /л.д.112-114/, где он в присутствии защитника пояснил, что в вечернее время 04.11.2009 г. пришел в дом к М.В., у которого в доме находились В.Ю, О.И. и О.А. Они все вместе стали употреблять спиртные напитки. Затем О.А. ушел.  Спиртное продолжили употреблять он, М.В., В.Ю. и О.И. на кухне. В.Ю. стал говорить, что М.В. должен отдавать ему пенсию и вышел в зал. М. сказал ему (В.), что мол В.Ю. уже неоднократно требует отдавать ему пенсию. Он (В.) сказал В.Ю, что требовать от пожилого человека пенсию не хорошо и, что мол М.В. не будет отдавать ему (В.Ю.).  В.Ю. вышел на кухню, сел в кресло около входа в зал и грубо ответил ему (В.). Ему (В.) это не понравилось, он развернулся и с силой ударил ногой по лицу В.Ю., последний упал на пол в зал. Он (В.) зашел в зал и с силой, не менее трех раз, ударил ногой  сверху вниз по лицу В.Ю. Когда он наносил удары по В.Ю., О.И. вышел из дома на улицу. Он (В.) с М. решили еще приобрести спиртное. В.Ю. в это время лежал на полу в зале, стонал, хрипел, был живой. М. сказал, что В.Ю. нужно вынести на улицу, там он быстрее протрезвеет и уйдет домой. Он (В.) согласился, взял В.Ю. за шиворот рубахи, при этом на последнем были одета только рубаха, штаны и носки, и вытащив его на улицу, положил около крыльца. Когда он тащил В.Ю., последний глаза не открывал, не шевелился, ничего не говорил, но стонал.

                                                                                                                         

                Допросив подсудимого, огласив показания подсудимого, допросив потерпевшего и свидетелей, огласив показания свидетелей, исследовав всю совокупность собранных по делу доказательств, проверив их допустимость и соотносимость, дав оценку, суд считает, что, несмотря на непризнание подсудимым своей вины, вина В.А. в совершении инкриминируемого ему преступления, полностью доказана.

 

                Вину подсудимого В.А. в судебном заседании подтвердили:

 

·         Потерпевший В.А. суду показал, что В.Ю. приходится ему родным братом, который при жизни злоупотреблял спиртными напитками. 04.11.2009 г., он (В.А.) приехал домой к М.В. по адресу: с. ….. При этом с ним приехал в дом М. и В.А. В доме находились В.Ю., О.И. и сам М.В., при этом каких-либо телесных повреждений на теле и лице В.Ю. не было. Они распили спиртное и он (В.А.) около 17 часов уехал домой в с. …. На следующий день, то есть 05.11.2009 г., от О.А. узнал, что В.Ю. умер. Приехав сразу же домой к М.В., он увидел В.Ю., лежащим в квартире на полу, при этом у него было разбито лицо и было видно, что из носа и рта ранее шла кровь. 04.11.2009 г. в дневное время у В.Ю. никаких телесных повреждений на лице не было и на боли от побоев, последний не жаловался. Ранее, примерно в начале октября 2009 г., примерно за 2-3 недели до 04.11.2009 г., он (В.А.) на почве того, что В.Ю. злоупотребляет спиртными напитками, поссорился с последним и несколько раз рукой ударил его по лицу, только разбив губу В.Ю. Больше никаких телесных повреждений он В.Ю. не причинял, табуретом последнего никогда не бил. 14.11.2009 г. у В.Ю. исполнилось бы 45 лет и последний до этой даты собирался ехать менять свой паспорт, что доказывает то, что 04.11.2009 г. днем у него телесных повреждений на лице не было. 04.11.2009 г. он (В.А.) уехал в с. …, Краснотуранского района к себе домой около 17 часов. Больше 04.11.2009 г. он (В.А.) в с. … и домой к М.В. не ездил. Телесных повреждений своему брату В.Ю. 04.11.2009 г. не причинял.  02.02.2010 г. на своем автомобиле довозил до дома Р.Н., при этом с ним в автомобиле были Ф. и З. С Р.Н. наедине он не был и о том, что якобы это он, а не В.А., избил вечером 04.11.2009 г. В.Ю, Р.Н. не говорил.

·         Свидетель М.В. суду показал, что он проживает в квартире ….. по ул. …. один, так как с женой ранее развелся и, она теперь живет по другому адресу. Он 04.11.2009 г. в своем доме совместно с В.Ю., О.И., В.А. и В.А. употреблял спиртные напитки. Затем В.А. около 17 часов уехал к себе домой. В.Ю. лег спать на кровать, но стал вымогать деньги, для того, чтобы на следующий день ехать в с. …. и сфотографироваться для замены паспорта. В.А. зашел в комнату, где был В.Ю. и между ними произошла драка. Кто кого бил он (М.В.) не видел.

 

В судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, в связи с наличием существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, с согласия сторон, было вынесено постановление об оглашении показаний  свидетеля  М.В. /л.д. 91-95/, данные им в ходе предварительного следствия и который показал, что он проживает в квартире №….. по ул. ….. с. …., Краснотуранского района один. 04 ноября 2009 г., он с О.И. и Г.А., который является отцом В.Ю., в его (М.) квартире распивали спиртные напитки. Он (М.) прилег поспать. Около 14 часов в дом пришел О, а затем и В.А., был и О.И. Также распили спиртные напитки. Затем пришел В.А., но с В.А. куда-то ушли. Около 16 часов к ним вновь приехали В.А. и В.А. и стали распивать спиртные напитки. Около 17 часов В.А. и О. ушли.  В доме остались он, В.Ю, В.А. и О.И. У В.Ю. побоев на лице не было. В его (М.) присутствии В.Ю. головой в квартире ни обо что не ударялся. В.Ю. из кухни уходил в зал и ложился там. Затем В.Ю. вышел в кухню и стал требовать от него (М.) чтобы последний отдавал ему (В.Ю.) пенсию. В.А. заступился и сказал, что он (М.) не обязан отдавать В.Ю. пенсию. В.Ю. прошел в кухню и сев в автомобильное кресло, расположенное у входа в зал, грубо ответил В.А., последний развернулся и с размаха ногой пнул В.Ю. в лицо. В.Ю. упал в зал на пол. В. зашел в зал и он (М.) с О. услышали звуки ударов. Он (М.) понял, что В. бьет В.Ю. Ударов было слышно 3-4. Он (М.) с  О. попросили, чтобы В, перестал бить В.Ю. Затем он услышал стоны и хрипы В.Ю. О. вышел на улицу, он и В. решили сходить к М.Н. и взять денег на спиртное. Перед уходом из дома заглянул в зал. В.Ю. лежал на полу без сознания, хрипел и стонал. Он (М.) предложил В. вытащить В.Ю. на улицу, для того, чтобы последний быстрее пришел в сознание. В. взял В.Ю. за ворот и выволок на улицу, при этом он (М.) увидел, что у В.Ю. разбито лицо и из носа течет кровь. Руки у В.Ю. были опущены и волочились по полу. В. положил В.Ю. около крыльца. Он (М.) и В. пришли домой к М.Н., которой рассказал, что В. избил В.Ю. и попросил сходить и запереть входную дверь квартиры, а сам лег спать. Около 05 часов утра 05.11.2009 г. он пошел домой, где увидел, что В.Ю. лежит на полу в квартире, а около 07часов он обнаружил, что В.Ю. мертв.

·         Свидетель О.И. суду показал, что 04.11.2009 г. около 14-15 часов он зашел в гости к М.В. там были сам М, В.Ю, Г.А., О. В.Ю. лежал в комнате. Приехали В.А. и В.А. Минут через 10 В.А. и В. ушли. Затем В. вернулся и продолжил вместе с ними распивать спиртное. В процессе распития спиртного между В.Ю. и М.В. произошел разговор по поводу денег. В.А. видимо что-то не понравилось в разговоре и, он стал придираться к В.Ю. Затем подошел к В.Ю, при этом последний сидел на журнальном столике в зале и, ударил последнего кулаком в лицо. От удара В.Ю. упал на пол, а В. еще нанес 3-4 удара ногой по В.Ю. У В.Ю. из носа сразу потекла кровь. Затем В.Ю. стал храпеть неестественным образом, был без чувств. Он (О.) вышел из квартиры на улицу. В. вывел В.Ю. также на улицу и оставил на крыльце, а он (О.) В. и М., уехали на автомобиле В. к жене М. Там В. и М. зашли в дом, а он (О.) подождав их минут 20 ушел к себе домой, при этом проходя мимо дома М, видел, что во дворе В.Ю. уже нет.

 

В судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, в связи с наличием существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, с согласия сторон, было вынесено постановление об оглашении показаний  свидетеля  О.И. /л.д. 99/, данные им в ходе предварительного следствия и который показал, что 04.11.2009 г. около 12 часов он был в гостях у М.В. В доме находились В.Ю, его отец – Г.А. Затем он (О.) сходил в магазин, приобрел 1 бутылку спиртного и вновь возвратился в дом к М.В., при этом последний лежал на диване, а В.Ю. лежал в комнате на полу на матрасе. Около 17 часов пришли В.А. и В.А. и также стали употреблять спиртные напитки. Затем Г, В.А. и В. ушли. В.Ю. продолжил употреблять спиртное. Около 19 часов В. вернулся и продолжил распитие спиртного. Затем В.Ю. вышел из комнаты и уселся в так называемое автомобильное кресло. В.Ю. стал требовать у М. возврата денег. В. вступился за М. В.Ю. ответил В. в грубой нецензурной форме. В. встал, подошел к В.Ю. и ударил его ногой в область лица. От удара В.Ю. упал на пол в комнату. В. зашел в комнату и оттуда стали слышны удары, похожие на топот, было более 3-х ударов. Он (О.) зашел в комнату и увидел, что В.Ю. лежит на полу лицом в верх, нос у него был опухший и из носа бежала кровь. В. стоял около головы В.Ю., который громко храпел. Он (О.) сказал, чтобы В. перестал бить В.Ю. В. схватил его (О.) за грудки и потребовал, чтобы последний ушел, иначе тоже получит. Взгляд у В. был бешенный и он (О.) побоялся «связываться» с В.А. М.В. в это время сказал, что они все пойдут к его жене просить деньги на спиртное. Он (О.) первый вышел из дома. Затем вышел М. и следом В, при этом последний тащил В.Ю. за собой и положил его около крыльца.

·         Свидетель О.А. суду показал, что 04.11.2009 г. около 19 часов он заходил в дом к М.В. Последний спал на диване, так как был сильно пьян. В.Ю, В.А. и О.И. распивали спиртные напитки. Никаких телесных повреждений на лице и руках у В.Ю. не было, он это хорошо разглядел. В.Ю. ни на что не жаловался. Выпив спиртного он (О.) ушел к себе домой. Проживает на той же стороне улицы, где стоит дом М.В., только от М. через один дом. Мимо его (О.) дома после 19 часов 04.11.2009 г. никакие автомобили не проезжали.

·         Свидетель М.Н. суду показала, что М.В. бывший ее муж, с которым она живет раздельно. 04.11.2009 г. в вечернее время к ней домой пришел М.В. и В.А., при этом М. попросил денег на приобретение спиртного. Она ему в этом отказала. Из разговора, произошедшего между М. и В, она поняла, что В.Ю. просил деньги, В. ударил В.Ю. Она и сожитель Т.А. ушли на работу, а В. и М. остались в доме. Вернулась она и Т. домой около 21 часа. В. спал, а М. попросил сходить и запереть входную дверь его квартиры. Около 24 часов она и Т. пришли домой к М.В. В.Ю. лежал на полу в кухне, руки в локтях были согнуты, при этом был накрыт пальто и курткой, хрипел, она подумала, что В.Ю. сильно пьян и спит. На носу и губах у В.Ю. была кровь. Она заперла входную дверь и с Т. ушла домой.

·         Свидетель Т.А. дал суду показания, аналогичные показаниям свидетеля М.Н.

·         Свидетель М.В. суду показал, что он проживает в одном доме, только в другой квартире, с В.А. в с. …. Краснотуранского района. 04.11.2009 г., между 18 и 19 часами, когда он убирался во дворе своего дома по хозяйству,  увидел, что В.А. приехал к себе домой. Он (М.) в вышеуказанное время пришел в гости к В.А. и они до 21 часа употребляли спиртное в доме у В.А., так как был праздник. До 21 часа В.А. никуда не уходил и никуда не ездил.

·         Свидетель В.В. суду показала, что она является женой В.А. и дала суду показания, аналогичные показаниям свидетеля М.В., добавив, что после ухода к себе М.В., её муж В.А. лег спать, так как был сильно пьян и до 05.11.2009 г. никуда не ездил.

·         Свидетель Г.А. суду показал, что он является отчимом братьев В.А. и В.Ю. Каждый день общался с ними. В его присутствии братья (В.А. и Ю.) никогда не дрались, и друг на друга не жаловались. 04.11.2009 г. он лично видел В.Ю, в том числе и днем в доме у М.В. Никаких телесных повреждений на теле В.Ю. не было. Он его также и непосредственно до 04.11.2009 г. видел в раздетом виде. В.А. никогда В.Ю. табуретом не бил. В начале октября 2009 г. между В.А. и В.Ю. у него (Г.) в доме произошел скандал, из-за того, что Ю. злоупотребляет спиртными напитками, но драки между ними не было. С.Е. проживает через улицу от его (Г.) дома и виден ли от С.Е. вход в его (Г.) дом, последнему не известно.

·         Свидетель Ф.Л. суду показал, что 02 февраля 2010 г. он совместно с З.А. и В.А. на автомобиле последнего, довозили до дома в с. … Р.Н. и еще одну девушку, в настоящее время он знает, что это Л. По предложению Р.Н. они зашли в дом к последней, где пробыли около 20 минут и употребили спиртные напитки. Затем он, З.А., В.А. и Р.Н. вышли из дома, причем выходили все вместе, отдельно В.А. и Р.Н. из дома не выходили, сели в автомобиль, довезли Р.Н. до магазина, а сами уехали в с. …. к себе по домам. В.А. Р.Н. ни чего о том, что якобы 04.11.2009 г. избил В.Ю, не говорил.

·         Свидетель З.А. дал суду показания, аналогичные показаниям свидетеля Ф.Л.

·         Свидетель Г.А. суду показал, что он работает руководителем Краснотуранского межрайонного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Красноярскому краю. Он принимал участие при расследовании уголовного дела по обвинению В.А. в совершении ряда преступлений. Допросом В.А. в качестве подозреваемого и обвиняемого занимался следователь следственного комитета А.Э., но он (Г.) сам процесс допроса  видел. Допрос производился в присутствии защитника – адвоката Граблина В.Н. Психологического, физического или иного воздействия на В.А. в процессе допроса никем не оказывалось. Допрос осуществлялся путем задавания следователем вопросов В.А., выслушивались ответы и пояснения последнего, которые заносились в протокол, где все участвующие лица расписывались. Он (Г.) также осуществлял допрос свидетелей В.В., которая пояснила, что ей якобы говорила  свидетель С.В. о том, что В.А. якобы избил 04.11.2009 г. В.Ю. В процессе допроса свидетеля С.В., последняя пояснила, что ей В.Ю. за две недели до 04.11.2009 г., пояснял, что, мол В.А, его побил. О том, что происходило 04.11.2009 г. в доме М.В. свидетель С.В. поясняла, что ей ничего не известно. О том, что В.А. или кто-то еще ей угрожает, С.В. не говорила. О том, что в 20 часов 04.11.2009 г. В.Ю. вновь приезжал в дом М.В. свидетель С.В. ему (Г.) не говорила.

·          Свидетель А.Э. суду показал, что он работает следователем Краснотуранского межрайонного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Красноярскому краю и занимался расследованием уголовного дела по обвинению В.А. в совершении ряда преступлений. 05.11.2009 г. в составе следственно оперативной группы (далее по тексту СОГ) он выезжал на осмотр места происшествия, где был обнаружен труп В.Ю. Местом происшествия оказалась квартира М.В. О/у ОУР К.В. и УУМ ОВД по Краснотуранскому району Л.А. получили поручение установить очевидцев совершенного преступления и провести розыскные мероприятия. Кроме того, он занимался первоначальным опросом и последующими допросами в качестве подозреваемого и обвиняемого В.А. Никакого психического, психологического, физического и иного воздействия с его (А.) стороны и стороны иных лиц на В.А. не оказывалось. При допросе В.А.  в качестве подозреваемого и обвиняемого, последнему задавались вопросы, ответы и пояснения заносились в протокол допроса, после чего В.А. и его защитник адвокат Граблин В.Н. читали протокол допроса и подписывали его. Никаких замечаний по составлению и содержанию протокола допроса со стороны обвиняемого В.А. и его защитника адвоката Граблина В.Н. не поступало.

·         Свидетель К.В. суду показала, что он работает о/у ОУР ОВД по Краснотуранскому району. 05.11.2009 г. он в составе СОГ выезжал в с. … на место происшествия. Занимался сбором первоначального материала, розыском очевидцев совершенного правонарушения. Брал объяснение у О.И., который пояснял, что 04 ноября 2009 г., он, В.Ю. и М.В. распивали спиртные напитки в квартире последнего. К ним приехали В.А. и В.А. и также стали распивать спиртные напитки. Около 17 часов В.А. ушел. Видимых телесных повреждений на В.Ю. не было. В процессе распития В.Ю. стал требовать от М.В., чтобы последний отдавал В.Ю. пенсию. В. вступился за М. В.Ю. прошел в кухню и сев в кресло, расположенное у входа в зал, нецензурно ответил В.А., последний ногой ударил в лицо В.Ю., который от удара упал с креслом в зал. В. встал, прошел в зал и стал наносит удары по В.Ю. О.И. попросил В, чтобы последний, перестал бить В.Ю. Затем когда они все уходили из дома, В. вытащил В.Ю. на улицу. Также он (К.) беседовал со С.В., которая пояснила, что по событиям 04.11.2009 г. ничего пояснить не может. Жалоб с её стороны или просьб о помощи, не поступало.

·         Свидетель Л.А. суду показал, что он работает участковым уполномоченным милиции ОВД по Краснотуранскому району и дал суду показания, аналогичные показаниям свидетеля К.В.

·         Эксперт Б.В. суду показал, что работает заведующим отделом судебно-медицинских экспертиз Краснотуранского района Красноярского края. Он производил судебно-медицинское освидетельствование трупа В.Ю. Обнаруженные на трупе В.Ю. все телесные повреждения, в том числе и закрытая черепно-мозговая травма, были причинены в одно и то же время – одномоментно, не ранее чем за 12 часов – 1 суток к моменту наступления смерти, а именно 04.11.2009 года. Первоначально, непосредственном сразу после получения закрытой черепно-мозговой травмы (далее по тексту ЗЧМТ) В.Ю. непродолжительное время имел возможность совершать целенаправленные действия, так как гематома головы образовывалась постепенно по мере поступления крови и как следствие, усиления давления на головной мозг. Кроме того, при проведении экспертизы было установлено, что В.Ю. находился в состоянии алкогольного опьянения, при этом алкоголь выступает анестетиком, то есть снижает болевой синдром. ЗЧМТ причинено при нанесении удара В.Ю. в переднюю часть тела, не исключается и в лицо, при этом телу при падении было придано ускорение и В.Ю. в результате затылочной частью головы ударяется о тупой твердый предмет, в данном случае пол. Данное телесное повреждение могло быть также причинено и при нанесении удара В.Ю., который в этот момент находился в сидячем положении, в том числе не исключено, что и на автомобильном кресле. При падении В.Ю. назад себя, опять же телу придается ускорение в момент его падения. На трупе В.Ю. было обнаружено 14 телесных повреждений. Какое точное количество ударов было нанесено В.Ю. для причинения 14 телесных повреждений, установить не представляется возможным, так как не исключено, что одним ударом, в том числе и обутой ногой в «чуню», то есть обувь имеющую резиновую рифленую подошву, возможно причинить более 1 телесного повреждения, в которые входят и ссадины.

·         Свидетель С.В. суду показала, что она проживает недалеко от М.В. В квартире последнего 04.11.2009 г. различные люди весь день употребляли спиртные напитки. Видела О.И., В.А., самого М.В. и еще людей, кого именно уже не помнит. Около 18 часов 20 минут М, О. и В. вышли из дома и на автомобиле последнего уехали. Она вышли на улицу за водой. В.Ю. стоял около калитки дома М. и попросил у неё закурить. Взял сигарету и зашел в дом М.В. Как был одет В.Ю. она не обратила внимание, в связи с тем, что было темно, не разглядела были или нет телесные повреждения на лице В.Ю. Около 20 часов 04.11.2009 г. она, услышав шум двигателя автомобиля, выглянула в окно и увидела, что к дому М. подъехал на своем автомобиле В.А, который зашел в дом М, пробыл там около 20 – 30 минут, затем выбежал, огляделся по сторонам, сел в автомобиль и уехал. 05.11.2009 г. она присутствовала в качестве понятой, когда сотрудники милиции осматривали квартиру М.В. и труп В.Ю. О том, что В.А. около 20 часов 04.11.2009 г. приезжал в дом к М, она следователю и сотрудникам милиции не говорила, так как её об этом никто не спрашивал и, она боялась, что В. А. ей за это что-нибудь сделает. В правоохранительные органы за помощью по защите от В.А. она не обращалась, последний, ей не угрожал. В настоящее время она В.А. не боится. Об увиденном она рассказала В.В., матери В.А, с которой ранее совместно работала. Следователь её допрашивал непосредственно перед тем как дело было направлено в суд, почему она не рассказала следователю о том, что она видела, что В.А. подъезжал 04.11.2009 г. около 20 часов к дому М.В., пояснить суду не может.

·         Свидетель стороны защиты В.В. суду показала, что В.А. является её родным сыном. С 04 на 05 ноября 2009 г., сын ночевал у М, почему он там ночевал, не пояснил. 05.11.2009 г. ей О.А. сказал, что ночью все гуляли у М.В., где В.Ю.  умер. Сын сказал, что не «дебоширил». После того, как В.А. вернулся из милиции, то рассказал, что В.Ю. требовал от М. пенсию. В ходе распития спиртного В.Ю. запнулся и ударился головой о печь. Затем между В. и В.Ю. произошла драка. Подробности ей не известны. Затем М. сказал В., чтобы последний вытащил В.Ю. на улицу, иначе тот сам домой не уйдет. В конце ноября 2009 г. от С.В. она узнала, что последняя была понятой при осмотре трупа В.Ю. и сказала, что и до этого синяки были на теле В.Ю. Что якобы В.А. до 04.11.2009 г. избил дома у родителей В.Ю. О.И. пояснил, что только в самом начале видел драку между В.Ю. и В.А. Также пояснил, что за 3 дня до вышеуказанных событий В.Ю. пришел к О.И. жить и рассказал, что его сильно избил В.А.

·         Свидетель стороны защиты К.Н. суду показала, что в начале ноября 2009 года, примерно 2 числа, в магазин, где она работает продавцом, зашел В.Ю. за спиртным. На губе последнего она видела запекшуюся кровь. В.Ю. пояснил, что его побил брат, но когда побил и какой именно брат, не говорил. Сильных телесных повреждений на лице Ю, она не видела.

·         Свидетель стороны защиты С.Е. суду показал, что в начале ноября 2009 г., примерно 04 числа, точнее он не помнит, около 20 часов он вышел убираться в своем дворе. К дому родителей В. подъехал автомобиль, было темно цвет не разглядел. Из автомобиля вышел мужчина, когда последний подошел к входной двери дома и открыл её, то в свете он узнал в этом мужчине В.А.

·         Свидетель стороны защиты Р.Н. суду показала, что 02.02.2010 г., дату она запомнила хорошо, так как 01.02.2010 г. у неё был день рождения, её и Л.К. подвозил до дома В.А. В.А., Ф. и З. зашли к ней в дом, где уже были С, К. и Р.С. Они все употребили спиртное. В.А. пошел прогреть свой автомобиль, а она вышла следом за ним и спросила, что мол теперь будет В.А. В.А. ответил, что мол В.А. ничего не будет, а его (В.А.) посадят, так как якобы он 04.11.2009 г. около 20 часов вернулся в дом к М.В. и сам избил В.Ю, что это видели свидетели. Она зашла в дом и об этом разговоре рассказала в присутствии всех выше перечисленных лиц. С В.А. она в дружеских отношениях не находится, до февраля 2010 г. она только 2 раза была в компании с В.А., где совместно употребляли спиртные напитки, просто знает его как жителя с. … и все.

·         Свидетель стороны защиты Л.К. дала суду показания, аналогичные показаниям свидетеля Р.Н., добавив, что о разговоре последней с В.А., Н. ей (Л.) рассказала шепотом и в стороне от З, Ф, С, К. и Р.С, и она не знает, слышали ли последние о их с Р. разговоре.

·         Свидетели стороны защиты С.С., К.А. и Р.С. дали суду показания, аналогичные показаниям свидетеля Р.Н., добавив, что в тот момент, когда Р.Н. рассказывала о разговоре с В.А., самого В.А., Ф. и З. в доме уже не было. При этом добавив, что в доме у Р.Н. они (С, К. и Р.С.) были с 01.02.2010 г. и до обеда 02.02.2010 г. употребляли спиртные напитки. Свидетель К. также добавил, что в то время как в дом приехали В.А., Ф. и З, он (К.) спал в комнате и вышеуказанных лиц не видел.

·         Свидетель стороны защиты Э.Т. суду показала, что она хорошо знает жителей с. …. В.А., М.В., Ф.Л. и З.А. В связи с тем, что она часто видела, как вышеуказанные лица совместно распивают спиртные напитки, считает, что они хорошие друзья. Данных о том, что вышеуказанные лица могут давать неправдивые показания и оговаривать другого человека, у неё нет и суду таким доказательств, представить не может. Какие показания давали вышеуказанные лица она не знает.

·         Свидетель стороны защиты Я.В. суду показал, что 4 числа, месяц точно не помнит, то ли октябрь, то ли ноябрь 2009 г., около 21 часа он находился около здания …. сельсовета. К нему подъехал В.А. и спросил о том, что мол он делает на дороге. Затем В.А. на автомобиле уехал в сторону выезда из с. ….. На следующий день от жителей с. …. он узнал, что умер В.Ю. Знает, что В.А., М.В., Ф.Л. и З.А. совместно распивают спиртные напитки, а следовательно, по его мнению являются друзьями.

            

Объективно вина подсудимого подтверждается:

 

·          Протоколом осмотра места происшествия от 05.11.2009 г. с прилагаемой фототаблицей и схемой места происшествия согласно которых были осмотрены квартира № …..ул. …..с. …., Краснотуранского района и  участок местности, расположенный около вышеуказанной квартиры. В момент осмотра температура окружающего воздуха в жилом помещении + 12* С. На приступке крыльца, ведущем в вышеуказанную квартиру, на момент осмотра лежит снег, на котором обнаружено два пятна бурого цвета, похожего на кровь. На полу веранды также обнаружены пятна вещества бурого цвета, похожего на кровь. На полу веранды, перед входом в вышеуказанную квартиру, обнаружено пятно вещества бурого цвета, похожего на кровь. На расстоянии 15 см. от входной двери квартиры на полу, в кухне, лежит труп мужчины, как в последствии было установлено В.Ю. Труп В.Ю. лежит на спине. Ноги полусогнуты в коленях, а руки согнуты в локтях и прижаты к груди. Нос, глаза и рот имеют припухлости. Из носовой и ротовой полостей имеются выделения вещества бурого цвета, похожего на кровь. В заловой комнате на дорожке обнаружены пятна вещества бурого цвета, похожего на кровь. Слева от входа в комнату расположено кресло из кожзаменителя  /л.д. 16-27/;

·         Протоколом осмотра предметов от 30.09.2009 г. в ходе которого, были осмотрены бутылки из под спиртного, стопки, кружки, марлевые тампоны с веществом бурого цвета, похожего на кровь, верхняя одежда, изъятая с места происшествия, в ходе осмотра места происшествия 05.11.2009 г. и у подозреваемого В.А. /л.д. 61-65 /;

·         Заключением судебно-медицинской экспертизы трупа № 155/132-09 от 16.12.2009 г., согласно которой при экспертизе трупа В.Ю. обнаружены повреждения виде: закрытой черепно-мозговой травмы, выразившейся левосторонней субдуральной гематомой (100 мл) на выпуклой поверхности затылочной доли левого полушария с распространением на базальную, субарахноидальными кровоизлияниями на выпуклой поверхности лобно-теменно-височно-затылочных долей обеих полушарий мозга, на миндалинах мозжечка, осложнившаяся дислокацией мозга вправо и кпереди, расстройствами крово- и лимфообращения, желобовидными вдавлениями на миндалинах мозжечка, отеком и набуханием головного мозга; переломом костей носа, ушибленной раной левой скуловой области, кровоизлияниями  в кожно-мышечные лоскуты головы лобной области слева, затылочной области слева, кровоподтеками на верхнем и нижнем веках обоих глаз, на правой щеке, на правой ушной раковине, осаднениями кожи у переднего края правой ушной раковины, в лобной области слева, в левой скуловой области с распространением до внутреннего края левой орбиты. Кроме того, обнаружены повреждения в виде ссадины в проекции крыла левой подвздошной кости с распространением на брюшную стенку, кровоподтеков в проекции грудно-ключичного сочленения слева, на обоих плечах, в проекции крыла правой подвздошной кости. Закрытая черепно-мозговая травма возникла от удара затылочной области головы о твердый тупой предмет с преобладающей контактирующей поверхностью соударения,  при падении с высоты с ускорением, при этом образовалось кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут головы затылочной области слева, субдуральная гематома (100 мл.), субарахноидальные кровоизлияния в обои полушария мозга и на миндалинах мозжечка, осложнившаяся дислокацией мозга вправо и кпереди, расстройствами крово- и лимфообращения, выразившихся отеком. По аналогии с живыми лицами, такое повреждение являлось опасным для жизни в момент причинения и по этому признаку, согласно пункта 6.1.3 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» приказа МЗиСР 194н от 24.04.2008 г., относится  к категории повлекшей ТЯЖКИЙ вред здоровью человека. Остальные повреждения могли возникнуть от воздействия тупого твердого предмета (предметов) или при падении и ударе о таковой, давностью причинения около 12 часов – 1 суток к моменту смерти, примерно в одно и тоже время с повреждениями головы. По аналогии с живыми лицами: перелом костей носа, ушибленная рана в левой скуловой области, в совокупности, так и каждое в отдельности, квалифицируются как ЛЕГКИЙ вред здоровью; ссадины, осаднения кожи, кровоподтеки квалифицируются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека. Повреждения могли возникнуть от не менее 14 воздействий тупого, твердого предмета. Смерть В.Ю. наступила в результате общего переохлаждения организма. Смерть В.Ю. наступила около 1 суток к моменту медицинского исследования трупа 06.11.2009 г. /л.д. 69-77/;

·         Согласно заключения судебно-психиатрической экспертизы № 1640 от 25.12.2009 г.  у испытуемого В.А. выявляются признаки легкой умственной отсталости. Однако указанные у подэкспертного признаки легкой умственной отсталости во время инкриминируемого ему деяния не лишали его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В указанный период В.А. также не обнаруживал и признаков какого-либо временного психического расстройства, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Он правильно ориентировался в окружающей обстановке и собственной личности, его действия носили целенаправленный и последовательный характер. В принудительных мерах медицинского  характера не нуждается /л.д. 81/.

 

           К показаниям свидетелей О.И. в части того, что 04.11.2009 г., находясь в квартире М.В.,  В.А., в комнате нанес первый удар рукой в лицо сидящего на журнальном столике В.Ю., а после того как последний упал, продолжил наносить ему удары ногами по спине, а также к показаниям свидетеля М.В. о том, что последний не видел, как и куда в вышеуказанное время в вышеуказанном месте В.А. наносил удары по телу В.Ю., суд относится критически и не принимает во внимание по следующим основаниям.

 

                Подсудимый В.А. суду показал, что 04.11.2009 г. в доме М.В. в процессе распития спиртного на почве личных неприязненных отношений первый удар по лицу В.Ю., сидящего на диване, нанес ногой.

                Согласно оглашенным показаниям свидетелей М.В. /л.д. 91-95/ и О.И. /л.д. 99/, данных ими в ходе предварительного расследования, они пояснили, что 04.11.2009 г. в квартире № …., по ул. …, с. ….., в процессе распития спиртных напитков В.Ю. грубо ответил В.А. Последний с силой с размаху ногой ударил в лицо В.Ю., который в этот момент сидел в автомобильном кресле в проходе между кухней и комнатой. От полученного удара В.Ю. упал назад себя на пол в комнату. В.А. зашел в комнату и оттуда стали слышны удары. Когда О.И. зашел в комнату, В. стоял около головы, лежащего на полу на спине В.Ю., который храпел и из носа и рта текла кровь.

                В судебном заседании свидетели М.В. и О.И. просили суд при постановлении приговора, руководствоваться показаниями, которые ими были даны в ходе предварительного расследования дела и которые, судом были оглашены. Данные показания они в судебном заседании подтвердили в полном объеме и на них настаивают как на достоверных.

Данные же ими показания в судебном заседании, вышеуказанные свидетели не подтвердили, пояснив, что прошел значительный промежуток времени с момента произошедших событий и, они частично забыли произошедшие события, а ранее они были допрошены непосредственно после вышеуказанных событий, чему 04.11.2009 г. являлись очевидцами и помнили все события лучше. Показания в ходе предварительного расследования дела давали добровольно.

У суда нет оснований не доверять данными в ходе предварительного расследования дела и оглашенными судом в судебном заседании показаниям свидетелей М.В. и О.И. Подсудимым и его защитниками, не представлено суду доказательств заинтересованности вышеуказанных свидетелей в рассмотрении настоящего уголовного дела. Так оглашенные судом и подтвержденные в судебном заседании вышеуказанными свидетелями показания, последовательны и соотносятся как между собой, с исследованными материалами уголовного дела, так и с показаниями потерпевшего, допрошенного в судебном заседания и показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей М.В., Г.А., О.А., Г.А., В.В., М.Н., А.Э., Л.А., К.В. и Т.А.

По обстоятельствам дела свидетели М.В. и О.И. давали последовательные и непротиворечивые показания. Неточности в отдельных, не относящихся к предмету доказывания обстоятельствах событий, произошедших  04.11.2009 г., имеющиеся в оглашенных показаниях вышеуказанных свидетелей, свидетельствуют только о том, что каждый индивидуально воспринимал окружающую обстановку.

Ни подсудимый В.А., ни его защитники – адвокаты Граблин В.Н. и Берняцкий М.А. не представили суду каких-либо доказательств того, что между потерпевшим В.А. и свидетелями М.В. и О.И. произошел сговор о том, какие именно показания они должны были дать в ходе предварительного следствия.

На основании изложенного показания свидетелей М.В. и О.И., данные ими в ходе предварительного расследования дела и оглашенные в судебном заседании, суд признает относимыми и достоверными, принимает во внимание и считает их допустимыми доказательствами по настоящему уголовному делу.

 

К показаниям свидетелей Р.Н., Л.К., Р.С., С.С.  и К.А. о том, что В.А. 02.02.2010 г. сообщил Р.Н., что якобы 04.11.2009 г. в вечернее время в квартире М.В. нанес своему брату В.Ю. телесные повреждения и как следствие, причинил ему тяжкий вред здоровью, чему имеются свидетели, суд относится критически и не принимает во внимание как доказательства невиновности В.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК РФ по следующим основаниям.

Очевидцев того, что именно В.А. около 20 часов 04.11.2009 г. наносил телесные повреждения В.Ю. в доме М.В., суду представлено не было.

Свидетель Р.Н. суду показала, что она не находится в дружеских или иных близких отношениях с В.А. Также она не может пояснить суду, почему именно 02.02.2010 г., то есть в тот момент, когда предварительное расследование по настоящему уголовному делу подходило к завершающей стадии, В.А. стал рассказывать именно ей, а не кому-то еще, о том, что он, а не В.А., 04.11.2009 г. якобы причинил тяжкий вред здоровью В.Ю. Вышеуказанный свидетель также не может пояснить суду, по каким причинам она о вышеуказанном разговоре с В.А. не сообщила в правоохранительные органы или лицу, производящему предварительное расследование по данному уголовному делу, а сообщила об этом В.В., которая является матерью подсудимого В.А. и адвокату Граблину В.Н., который является защитником подсудимого В.А.

Свидетели Л.К., Р.С., С.С. и К.А. о том, что не В.А., а В.А., якобы в вечернее время 04.11.2009 г. нанес телесные повреждения В.Ю., узнали только со слов Р.Н. Очевидцами тому, что В.А. 04.11.2009 г. наносил телесные повреждения В. Ю., они и Р.Н. не являлись. При этом, показания вышеуказанных свидетелей противоречат не только показаниям потерпевшего, подсудимого В.А., свидетелей М.В., О.И., О.А. и других свидетелей, допрошенных судом, исследованным материалам уголовного дела, но и противоречат сами себе и показаниям Р.Н. Так свидетель Л.К. показала, что Р.Н. после разговора с В.А., о состоявшемся разговоре говорила ей  шепотом, при этом присутствовал вышеуказанные свидетели,  также свидетели Ф. и З. Свидетели же К.А., Р.С. и С.С., суду показали, что Р.Н. о разговоре с В.А. говорила в присутствии только Л, К, С. и Р.С. и громко. При этом, все вышеуказанные свидетели утверждают, что с вечера 01.02.2010 г. и до появления В.А., Ф.Л. и З.А. вместе с Р.Н. и Л.К. в доме у Р.Н., совместно с Р.Н. употребляли спиртные напитки. При этом в момент прибытия Ф, З. и В.А. домой к Р.Н., К.А. спал и не видел, выходила ли Р.Н. с В.А. вдвоем на улицу, где якобы между ними произошел вышеуказанный разговор.

Судом также был исследован приговор Краснотуранского районного суда от 15.01.2007 г. /л.д. 131-133/, согласно которого В.А. совместно с Р.С. были осуждены за совместное совершение преступления, ответственность за которое наступает по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ. Таким образом, суд приходит к выводу, что подсудимый В.А. и свидетель Р.С. находятся в дружеских отношениях и последний заинтересован в непривлечении В.А. к уголовной ответственности.

Потерпевший В.А. суду показал, что действительно 02.02.2010 г. он совместно с Ф. и З, когда поехал домой из с. …. в с. …, подвозили Р.Н. и Л.К. домой к Р.Н. Также вышеуказанные лица все вместе заходили в дом к Р.Н., где пробыли около 10 минут. Но вдвоем с Р.Н. из дома он (В.А.) не выходил в виду отсутствия в этом необходимости и Р.Н. о том, что якобы он 04.11.2009 г. причинил тяжкий вред здоровью своему брату В.Ю., не говорил. Из дома Р.Н. он выходил одновременно с последней, а также с Ф. и З.

Свидетели Ф.Л. и З.А. дали суду показания, аналогичные показаниям свидетеля В.А.

 

Суд также относится критически к показаниям свидетелей Э.Т. и Я.В. о том, что свидетели М.В., З.А. и Ф.Л. являются друзьями потерпевшего В.А. и могут дать показания, выгодные потерпевшему В.А. по следующим основаниям.

Так свидетели Э.Т. и Я.В. суду показали, что иных доказательств, кроме их умозаключений о том, что вышеуказанные свидетели могут дать неправдивые показания и оговаривать другого человека и что являются друзьями В.А., у них нет и суду таких доказательств представить не могут. Какие показания давали вышеуказанные лица суду им не известно.

 

Доводы защитников подсудимого В.А. адвоката Граблина В.Н. и адвоката Берняцкого М.А. о том, что нет доказательств того, что тяжкий вред здоровью В.Ю. причинил именно В.А., а это мог сделать брат погибшего – В.А., когда 04.11.2009 г. в вечернее время около 20 часов возвратился в дом М.В. и имея личные неприязненные отношения к В.Ю., в отсутствие М.В., О.И. и В.А., мог нанести телесные повреждения В.Ю., что подтверждают свидетели С.Е., С.В. и Я.В., которые в вышеуказанное время видели В.А. в с. …., а к показаниям свидетелей Ф.Л., З.А. и М.В. суд должен отнестись критически, так как они являются друзьями В.А., несостоятельны и расцениваются судом как избранный стороной защиты способ защиты подсудимого В.А.

 

Потерпевший В.А. суду показал, что 04.11.2009 г. у него с братом В.Ю. были хорошие отношения, они помирились. Свидетель Г.А., который является отчимом В.Ю. и В.А., суду показал, что 04.11.2009 г., между братьями В. были хорошие отношения, они не ссорились и не ругались.

Свидетели М.В., О.А. и О.И. суду показали, что 04.11.2009 г. между В.А. и В.А. конфликтов не было, что не отрицает и подсудимый В.А.

К показаниям свидетеля Я.В., о том, что он 04.11.2009 г. в вечернее время видел В.А. в с. …., суд относится критически, так как вышеуказанный свидетель не может назвать суду точный месяц, когда именно в вечернее время он видел В.А. в с. …., говоря то в октябре, то в ноябре 2009 г., при этом оговариваясь, что практически каждый день видит В.А. в с. ….. Свидетель Я.В. также не может назвать точное время, когда он 4 числа видел В.А., то около 17 часов, то около 20 часов.

Потерпевший В.А. суду показал, что 04.11.2009 г. он из с. ... в с. ….. на принадлежащем ему автомобиле уехал около 17 часов, что также подтверждают свидетели М.В. и О.И., что не оспаривает подсудимый В.А.

Свидетель М.В. суду показал, что 04.11.2009 г. В.А. вернулся к себе домой в с. ….. между 18 и 19 часами. М. находился в доме В.А. с последним до 21 часа, так как вышеуказанный свидетель был у В.А. в гостях 04.11.2009 г. до 21 часа. При этом В.А. в вышеуказанное время никуда не отлучался.

Свидетель В.В. дала суду показания, аналогичные показаниям свидетеля М.В., добавив, что 04.11.2009 г. В.А. после ухода М.В., лег спать, так как находился в сильной степени алкогольного опьянения и до утра 05.11.2009 г. из дома не выходил.

 

К показаниям свидетеля С.Е., о том, что он около 20 часов 04.11.2009 г. видел как потерпевший В.А. в с. …. заходил в дом своих родителей (отчима Г.), суд относится критически по следующим основаниям. Потерпевший В.А. суду показал, что 04.11.2009 г. около 17 часов он выехал из с. … к себе домой в с. …. Последний населенный пункт расположен на расстоянии около 10 километров от с. ….. В период с 18 часов он находился у себя дома и никуда до утра 05.11.2009 г. из дома не уходил.

Свидетели М.В. и В.В. дали суду показания аналогичные показаниям потерпевшего В.А.

Кроме того, свидетель С.Е. суду показал, что в период времени, когда он видел В.А., было темное время суток, на каком именно автомобиле подъехал к дому Г.В., не видел. Также не видел лица В.А. до того момента, пока последний не зашел на веранду дома Г., при этом свидетель С.Е. пояснил, что проживает от дома Г. на другой улице.

Свидетель Г.А. суду показал, что в дневное время 04.11.2009 г. видел своих пасынков братьев В.Ю. и В.А. в доме М.В. Однако, вечером 04.11.2009 г. В.А. к нему (Г.) домой не приезжал. При этом С.Е. проживает на другой улице от дома Г.

В судебном заседании судом были исследованы представленные стороной государственного обвинения и приобщенные к материалам уголовного дела, светокопия аэрофотоснимка и часть плана села …., где запечатлены дом № …., в котором проживает свидетель Г.А. и дом № …., где проживает свидетель С.Е. Вышеуказанные дома расположены на разных параллельных улицах. При этом расстояние, согласно картографических данных, между вышеуказанными домами составляет около 200-х метров и между ними имеются иные жилые и нежилые строения, затрудняющие обзор и просмотр дома Г. Как пояснил свидетель С.Е., что все происходило в темное время суток /л.д. 232-233/.

Потерпевший же В.А. суду показал, что для того, чтобы включить свет на веранде дома Г.А. необходимо зайти в помещение самой веранду, на окнах которой имеются занавески, что не отрицают участники судебного заседания.

Представленные стороной защиты и исследованные судом фотоснимки жилых строений и самого свидетеля С.Е., суд не может принять во внимание как доказательства подтверждающие показания вышеуказанного свидетеля, так как на представленных фотоснимках не указано, какие именно жилые дома запечатлены и в каком населенном пункте дома находятся. Где расположен дом, в котором проживает сам свидетель  С.Е. Между свидетелем и вышестоящими жилыми домами произрастает растительность, которая ухудшает обзор. На окнах веранды одного из жилых домов, согласно надписи на фотографии, в котором проживает свидетель Г.А., имеются матерчатые занавески, которые исключают возможность обзора внутреннего помещения. Лица граждан, стоящих около вышеуказанного жилого дома, из-за удаленности не различимы. Сторона защиты не представила суду доказательств того, что данные фотоснимки были сделаны около 20 часов 04.11.2009 г., или в схожее с вышеуказанной датой и время /л.д. 234/.

 

К показаниям свидетеля С.В. о том, что 04.11.2009 г. она видела как около 20 часов 04.11.2009 г. в тот момент,  когда В.А., О.И. и М.В. ушли из квартиры последнего, к дому М. подъехал на принадлежащем ему автомобиле В.А., зашел в квартиру, где пробыл около 30 минут, а затем быстро вышел, нервно огляделся по сторонам и уехал на своем автомобиле,  суд относится критически по вышеуказанным основаниям, а также в связи с тем, что свидетель О.И. суду показал, что из квартиры М. совместно с В. и М. ушли около 19 часов, что подтверждают свидетели М.В., М.Н., Т. и не отрицает подсудимый В.А. В период между 19 и 20 часами 04.11.2009 г. он (О.И.) возвращался к себе домой и проходил мимо дома, в котором проживает свидетель М.В., при этом никакого автомобиля около вышеуказанного дома не видел.

Свидетель О.А. суду показал, что он проживает на одной стороне улицы, где расположен дом М.В., на расстоянии одного дома от дома последнего. 04.11.2009 г. после того, как он ушел к себе домой от М, смотрел весь вечер телевизор и не видел, чтобы мимо его дома по направлению к дому М. или обратно, проезжал какой-либо автомобиль.

Потерпевший В.А. отрицает факт своего нахождения его 04.11.2009 г. после 17 часов в доме М.В.

Кроме того свидетель С.В. суду пояснила, что сам факт причинения В.А. телесных повреждений В. Ю.. 04.11.2009 г. она не видела. Также она не может пояснить суду причину, почему о вышеуказанных обстоятельствах она рассказала только В.В., которая является матерью подсудимого В.А., а не рассказала сотрудникам правоохранительных органов и лицу которое производило предварительное расследование по данному уголовному делу.

Доводы свидетеля С.В. о том, что не рассказала сразу о вышеуказанных обстоятельствах, так как опасалась мести со стороны В.А., несостоятельны. В правоохранительные органы или к лицу, осуществляющему предварительное расследование настоящего уголовного дела, свидетель С.В. с заявлением об оказании ей защиты от противоправных действий потерпевшего В.А., она не обращалась. Как пояснила С.В. до настоящего времени В.А. ей расправой не угрожал, с предложением изменить показания не обращался.

Свидетель Г.А. суду показал, что 05.11.2009 г. свидетель С.В. участвовала в качестве понятой при производстве осмотра места происшествия и трупа В.Ю. 01.02.2010 г. он (Г.) осуществлял допрос вышеуказанного свидетеля и после того, как ей был задан вопрос о том, что известно ли ей что – либо по обстоятельствам причинения тяжкого вреда здоровью 04.11.2009 г. В.Ю., С.В. дала отрицательный ответ.

Свидетели К.В. и Л.А. суду показали, что они являются сотрудниками милиции и 05.11.2009 г. в составе следственно-оперативной группы выезжали на осмотр места происшествия, где был обнаружен труп В.Ю. При проведении оперативно розыскных мероприятий по установлению причин смерти, очевидцев и причастных к совершенному преступлению лиц, они производили поквартирный обход граждан, проживающих рядом с местом происшествия и беседовали с гражданами, в том числе и со С.В., с целью получения информации. При этом С.В. информации, согласно которой можно было установить причастность В.А. к причинению последним 04.11.2009 г. тяжкого вреда здоровью В.Ю., не сообщила.

 

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей Ф.Л., М.В., З.А., Г.А., О.А., Г.А., В.В., Л.А. и К.В. Подсудимым и его защитниками, не представлено суду доказательств заинтересованности вышеуказанных свидетелей в рассмотрении настоящего уголовного дела. Показания вышеуказанных свидетелей последовательны и соотносятся как между собой, с исследованными материалами уголовного дела, так и с показаниями потерпевшего, допрошенного в судебном заседания. Перед допросом свидетели Ф.Л., М.В., З.А., Г.А., О.А., Г.А., В.В., Л.А. и К.В., О.И.  предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний.

По обстоятельствам дела вышеуказанные свидетели дают последовательные и непротиворечивые показания. Неточности в отдельных, не относящихся к предмету доказывания обстоятельствах событий, произошедших  04.11.2009 г. имеющиеся в показаниях вышеуказанных свидетелей, свидетельствуют только о том, что каждый индивидуально воспринимал окружающую обстановку и доказывает тот факт, что вышеуказанные свидетели не согласовывали между собой и с потерпевшим какие именно показания они должны давать в ходе предварительного следствия и судебного заседания.

Ни подсудимый В.А., ни его защитники – адвокат Граблин В.Н. и адвокат Берняцкий М.А. не представили суду каких-либо доказательств того, что между потерпевшим В.А. и свидетелями Ф.Л., М.В., З.А., Г.А., О.А., Г.А., В.В., О.И., Л.А. и К.В. произошел сговор о том, какие именно показания они должны давать в ходе предварительного следствия и судебного заседания.

На основании вышеизложенного показания свидетелей Ф.Л., М.В., З.А., Г.А., О.А., Г.А., В.В., Л.А. и К.В. суд признает относимыми и достоверными, принимает их во внимание и считает их допустимыми доказательствами по настоящему уголовному делу.

 

Суд не принимает во внимание как доказательство невиновности В.А. в причинении тяжкого вреда здоровью В.Ю. показания свидетеля стороны защиты К.Н., которая пояснила суду, что 02.11.2009 г. в магазине видела В.Ю., у которого по её мнению на губах была кровь и, который пояснил, что его избил брат, по следующим основаниям.

 

Согласно исследованного судом заключения судебно-медицинской экспертизы трупа В.Ю. за № 155/132-09 от 16.12.2009 г., следует, что обнаруженные телесные повреждения, в том числе и закрытая черепно-мозговая травма (повреждение головы)  возникли одномоментно, давностью причинения около 12 часов – 1 суток к моменту смерти, то есть 04.11.2009 г. Повреждения могли возникнуть от не менее 14 воздействий тупого, твердого предмета /л.д. 69-77/.

Допрошенный в судебном заседании эксперт Б.В. дал суду показания, аналогичные доводам вышеуказанного заключения судебно-медицинской экспертизы, а именно то, что все имеющиеся на трупе В.Ю. телесные повреждения возникли одномоментно, 04.11.2009 г. Закрытая черепно-мозговая травма возникла при нанесении удара В.Ю. в переднюю часть тела, не исключается нанесение удара (ударов) и в лицо, при этом телу было придано ускорение и В.Ю. при падении на зад себя, ударяется  затылочной частью головы о тупой твердый предмет, в данном случае пол.

Кроме того, на вопрос суда о том, уверена ли свидетель К.Н., что на губах В.Ю. 02.11.2009 г. она видела именно кровь, а не иную жидкость, схожую по цвету с цветом крови человека, последняя ответила, что не присматривалась, лицо было грязно и она не может утверждать, что на губах у В.Ю. была именно его кровь. Также она пояснила, что В.Ю. не уточнял, какой именно брат причинил ему телесные повреждения, также не назвав при этом В.А.

                На основании вышеизложенного суд также критически относится и к показаниям свидетеля В.В. о том, что потерпевший В.А. непосредственно перед 04.11.2009 г. нанес своему брату В.Ю. телесные повреждения, по её мнению и в  том числе ЗЧМТ, которая причинила тяжкий вред здоровью В.Ю., о чем также ей якобы говорил свидетели О.И. и М.В.

Кроме того, свидетель В.В. является близкой родственницей подсудимого В.А. – его мать. В связи с этим данный свидетель не заинтересована в привлечении подсудимого В.А. к уголовной ответственности. Как показал свидетель М.В., он рассказал по просьбе В.В. только о том, что происходило 04.11.2009 г. в его доме и чему он был очевидцем.

               

                Доводы защитников подсудимого В.А. адвокатов Граблина В.Н. и Берняцкого М.А. о том, что суд должен признать в качестве недопустимого доказательства по настоящему уголовному делу протокол выемки предметов от 12.12.2009 г., так как в постановлении о проведении вышеуказанного следственного действия указано, что выемка проводится в связи   с причинением В.А. тяжкого вреда здоровью В.Ю., а уголовное дело по данному составу преступления еще не было возбуждено, несостоятельны.

                В ходе рассмотрения настоящего уголовного дела сторона государственного обвинения не ссылалось на постановление о производстве выемки предметов и протокола выемки предметов датированных 12.12.2009 г. как на доказательство виновности В.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

                Ходатайств, в том числе и со стороны защиты, об оглашении и исследовании судом вышеуказанных процессуальных документов не заявлялось и, они судом не исследовались

Кроме того, согласно постановления о возбуждении уголовного дела, уголовное дело в отношении В.А. было возбуждено 10.12.2009 г. /л.д. 1/, то есть оспариваемые процессуальные документы были составлены в рамках возбужденного уголовного дела.

 

Доводы защитников подсудимого В.А. адвокатов Граблина В.Н. и Берняцкого М.А. о том, что суд должен признать в качестве недопустимого доказательства по настоящему уголовному делу протокол осмотра места происшествия от 05.11.2009 г., так как в нем имеются подчистки в тексте протокола, несостоятельны и расцениваются судом как избранный стороной защиты способ защиты.

В судебном заседании, по ходатайству государственного обвинения, судом был исследован протокол осмотра места происшествия с прилагаемыми к нему схемой места происшествия и фототаблицей от 05.11.2009 г. /л.д. 15-27/. Данный процессуальный документ составлен в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нему ст. 164, ст. 176 и ч.1-4 ст. 177 УПК РФ.

В протоколе осмотра места происшествия от 05.11.2009 г.  указаны лицо, составившее протокол, лица принимавшие в данном следственном действии участие (понятые, эксперт). Подчисток, исправлений и иных изменений текста в вышеуказанном процессуальном документе не установлено.

Как показал свидетель А.А. 05.11.2009 г. он в составе следственно-оперативной группы выехал в с. …. Краснотуранского района, на место происшествия. В ходе проведения доследственной проверки, им был составлен указанный протокол осмотра места происшествия. При проведении данного следственного действия принимали участие понятые и эксперт, которые после составления протокола расписались не сделав при этом никаких замечаний.

Свидетель С.В. суду показала, что при проведении осмотра места происшествия 05.11.2009 г., где был обнаружен труп В.Ю., она присутствовала в качестве понятой и после изготовления, подписала вышеуказанный процессуальный документ. В протоколе было указано все, как происходило на самом деле.

 

Доводы подсудимого В.А. и его защитников адвокатов Берняцкого М.А. и Граблина В.Н. о том, что при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого В.А. в ходе предварительного расследования уголовного дела, которой к тому же имеет заболевание психики, дал признательные показание в связи с оказанием на него психологического воздействия со стороны следователя А.Э., который угрожал применением к обвиняемому В.А. меры пресечения – заключение под стражу и держал незаконно последнего в ИВС ОВД по Краснотуранскому району, несостоятельны.

 

Допрошенный в судебном заседании свидетель А.Э. суду показал, что при расследовании настоящего уголовного дела мера пресечения – заключение под стражу, а также задержание В.А. в порядке ст. 91 и ст. 92 УПК РФ им не осуществлялось. В.А. в изоляторе временного содержания ОВД по Краснотуранскому району не содержался. Все следственные действия, в том числе и допросы в качестве обвиняемого и подозреваемого, с В.А. осуществлялись в присутствии его защитника – адвоката Граблина В.Н., что не отрицает и последний. При этом никакого психического, психологического, физического или иного воздействия на В.А. ни им, ни иными лицами не оказывалось.

Свидетель Г.А. дал суду показания, аналогичные показаниям свидетеля А.Э.

Стороной защиты, кроме своих умозаключений, о нарушении прав В.А., а именно незаконным его содержанием в ИВС ОВД по Краснотуранскому району и оказанием психологического, физического или иного воздействия, суду не представлено.

Судом в соответствии со ст. 276 УПК РФ по ходатайству стороны государственного обвинения были оглашены показания подсудимого В.А., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого /л.д. 112-114/. Данный протокол допроса составлен в присутствии самого В.А., его защитника – адвоката Граблина В.Н., которые после составления протокола в нем расписались, при этом, не сделав ни устных, ни письменных возражений относительно проводимого следственного действия и содержания вышеуказанного протокола. Протокол изготовлен машинописным текстом, исключающим внесение каких-либо исправлений, дополнений или изменений после его подписания сторонами.

Судом также было исследовано заключение судебно-психиатрической экспертизы № 1640 от 25.12.2009 г., согласно которого у испытуемого В.А. выявляются признаки легкой умственной отсталости. Однако указанные у подэкспертного признаки легкой умственной отсталости во время инкриминируемого ему деяния не лишали его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В указанный период В.А. также не обнаруживал и признаков какого-либо временного психического расстройства. Сохранил воспоминания о содеянном. В настоящее время он также может осознавать фактический характер своих действий, руководить ими, давать объективные показания на следствии и суде /л.д. 81/.

                В ходе судебного заседания также было установлено, что органом предварительного следствия в отношении обвиняемого В.А. мера пресечения в виде заключения под стражу не избиралась, была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении /л.д. 120-121/.

                Подсудимым В.А. и стороной защиты – адвокатами Граблиным В.Н. и Берняцким М.А. суду не было представлено иных доказательств, кроме своих умозаключений, о том, что В.А. в период предварительного расследования настоящего уголовного дела или до возбуждения уголовного дела, содержался в Изоляторе Временного Содержания ОВД по Краснотуранскому району и, что на него со стороны органов предварительного расследования было оказано какое-либо, в том числе и психологическое, давление.

 

                На основании  вышеизложенного показания подсудимого В.А., данные им в ходе предварительного расследования по настоящему уголовному делу в качестве подозреваемого и оглашенные в судебном заседании, суд признает допустимыми, относимыми и достоверными доказательствами и принимает их во внимание.

                К показаниям данным обвиняемым В.А. в судебном заседании о том, что он 04.11.2009 г. не причинил В.Ю. тяжкий вред здоровью, на основании вышеизложенного, суд относится критически и не принимает их во внимание.

 

Доводы защитника подсудимого В.А. адвоката Граблина В.Н. и показания свидетеля В.В. о том, что нет доказательств того, что тяжкий вред здоровью В.Ю. причинил именно В.А., а это мог сделать брат погибшего – В.А, когда за несколько дней до 04.11.2009 г. избил В.Ю, по вышеизложенным основаниям несостоятельны.

 

Кроме того, согласно показаний свидетелей М.В и  О.И., следует, что до момента нанесения В.А. 04.11.2009 г. в доме М.В. удара ногой по лицу В.Ю, и нанесения последующих ударов В. по В.Ю, на лице В.Ю. телесных повреждений, а тем более крови, не было. После того, как В. ударил В.Ю. ногой в лицо и последний упал на зад себя с кресла и ударился головой о пол, В. продолжил наносить удары по телу В.Ю. Последний был без сознания, лежа на полу, хрипел, при этом  из носа и рта, текла кровь. 04.11.2009 г. В.Ю. в квартире М.В. до нанесения ему телесных повреждений В.А. не падал, головой ни обо что, в том числе и о печь, не ударялся, на головные боли не жаловался, что не отрицает и сам подсудимый, который пояснил, что после того, как В.Ю. от нанесенного ему ногой удара в лицо, упал, он (В) еще с силой ногой нанес ряд ударов по голове В.Ю., при этом В.Ю. лежал на полу. 

Согласно исследованного судом протокола осмотра места происшествия  от 05.11.2009 г. с прилагаемой фототаблицей следует, что на момент осмотра трупа В.Ю. на лице последнего из носовой полости и рта имеются выделения жидкости бурого цвета, похожего на кровь /л.д. 16-27/.

Потерпевший В.А. суду показал, что не менее чем за 2 недели (14 дней) до 04.11.2009 г., он действительно нанес несколько ударов рукой  по  лицу В.Ю. Удары были не сильные, а образовавшиеся от этих ударов синяки под глазами В.Ю., 04.11.2009 г. уже не были видны.

Свидетели О.А. и Г. А. дали суду показания, аналогичные показаниям потерпевшего В.А.

Согласно исследованного судом заключения судебно-медицинской экспертизы трупа В.Ю. № 155/132-09 от 16.12.2009 г., у последнего обнаружена закрытая черепно-мозговая травма, повлекшая тяжкий вред здоровью человека, и еще 13 телесных повреждений различной степени тяжести. Закрытая черепно-мозговая травма возникла от удара затылочной области головы о твердый тупой предмет с преобладающей контактирующей поверхностью соударения,  при падении с высоты с ускорением, при этом образовалось кровоизлияние. Остальные повреждения могли возникнуть от воздействия тупого твердого предмета (предметов) или при падении и ударе о таковой (ые), давностью причинения около 12 часов – 1 суток к моменту смерти, примерно в одно и тоже время с повреждениями головы. Повреждения могли возникнуть от не менее 14 воздействий тупого, твердого предмета. Смерть В.Ю. наступила около одних суток к моменту медицинского освидетельствования трупа, которое было произведено 06.11.2009 г.  /л.д. 69-77/.

Как показал эксперт Б.В. закрытая черепно-мозговая травма (далее по тексту ЗЧМТ) В.Ю. была причинена одномоментно с причинением ему иных  телесных повреждений, то есть 04 ноября 2009 г., не ранее, и при ударении головой о преобладающую контактирующую поверхность, коей является пол. С данным телесным повреждением (ЗЧМТ) В.Ю. имел возможность осуществлять целенаправленные действия, но не продолжительный период времени.

 

К показаниям подсудимого В.А. и его доводам о том, что В.Ю. 04.11.2009 г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, упал и ударился головой о печь, расположенную в квартире № …., по ул. …, с. …, в результате чего мог получить ЗЧМТ, повлекшую причинение ему тяжкого вреда здоровью, а не от действий самого подсудимого, а именно то что он только один раз несильно пнул ногой В.Ю. в лицо, при этом второй раз он уже по пал по рукам В.Ю., которыми последний закрыл лицо, по вышеуказанным основаниям суд относится критически, не принимает их во внимание и расценивает как желание подсудимого избежать уголовной ответственности и заслуженного наказания.

 

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что именно действия В.А., а именно нанесение последним не менее 13-ти ударов ногами по телу потерпевшего В.Ю., в том числе и по жизненно-важному органу – голове, были направлены именно на причинение тяжкого вреда здоровью и явились причиной именно причинения закрытой черепно-мозговой травмы, которая повлекла причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего гр-на В.Ю.

 

В ходе судебного заседания государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении В.А. в части причинения смерти по неосторожности потерпевшему В.Ю. и в квалификации действий подсудимого В.А. по ч. 1 ст. 109 УК РФ в связи с отсутствием в действиях подсудимого данного состава преступления.

                Судом данный отказ государственного обвинителя в части предъявленного обвинения по ч. 1 ст. 109 УК РФ принят и, уголовное дело и уголовного преследования в части привлечения В.А. к уголовной ответственности за причинение смерти В.Ю. по неосторожности, прекращено.

 

Анализ и оценка доказательств, исследованных в судебном заседании, позволяет сделать вывод о виновности В.А. и его действия суд квалифицирует:

 по ч. 1 ст. 111 УК РФ  – как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека;

 

Обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого В.А. судом не установлено.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого В.А., судом не установлено.

 

                Основываясь на материалах дела, данных о личности подсудимого В.А., поведении до и после совершения преступления, оснований сомневаться во вменяемости подсудимого В.А. у суда не имеется.

 

                Рассматривая вопрос о виде и размере наказания, суд принимает во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории тяжкого. Данные о личности подсудимого, из которых следует, что В.А. характеризуются удовлетворительно. Мнение потерпевшего, который просит назначить подсудимому В.А. наказание, связанное с реальным лишением свободы и считает необходимым назначить подсудимому В.А. наказание, связанное с лишением свободы.

               

            На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

 

ПРИГОВОРИЛ:

 

                В.А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

 

 Избранную в отношении В.А. меру пресечения подписку о невыезде и надлежащем поведении, до вступления приговора в законную силу, изменить на заключение под стражу, взять под стражу в зале суда.

В.А. до вступления приговора в законную силу содержать в следственном изоляторе УП 288/Т г. Минусинска.

                Срок наказания В.А. исчислять с  21 апреля 2010 года.  

                 

         Вещественные доказательства: 2 смыва вещества бурого цвета с приступки крыльца и контроли марли к ним, соскоб вещества бурового цвета на полу веранды и контрольный соскоб к нему, соскоб с пола комнаты и контрольный соскоб к нему, вырез с дорожки, все сделанное в ходе осмотра места происшествия по адресу: Красноярский край, Краснотуранский район, с. …. ул. …., дом № …, кв…., 2 пустые бутылки с этикетками «Портвейн 72», хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Краснотуранского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Красноярскому краю, по вступлению приговора в законную силу уничтожить.  Кофта, брюки, куртка, сапоги все принадлежащее В.А. и хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Краснотуранского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Красноярскому краю, по вступлению приговора в законную силу передать законному владельцу В.А. Пальто серого цвета, 2 металлические кружки, 3 стеклянные стопки хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Краснотуранского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Красноярскому краю, по вступлению приговора в законную силу передать законному владельцу М.В. Куртку зимнюю черного цвета, шапку, куртку камуфлированную по вступлению приговора в законную силу передать потерпевшему В.А.

 

                Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Красноярский краевой суд через Краснотуранский районный суд в течение 10 дней со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

Председательствующий:                                                                   А.А.  Швайгерт

 

 

Приговор вступил в законную силу: 04.05.2010г.

опубликовано 25.05.2010 07:16 (МСК), изменено 01.09.2010 09:43 (МСК)